Главная Новости Список в/ч Статьи Поиск Обратная связь RSS
Главная » Список в/ч » в/ч 63916 » Истории из службы в в/ч 63916 » Окончание

reklama
Полезное

Окончание

Воспоминания из службы в в/ч 63916. Истории из будней службы, о боевых действия, учениях, армейски байки. Пишем добаляем, рассказываем и вспоминаем !!!

Увольнения

За три года службы мне приходилось бывать в увольнениях два раза. В1970 г. мы всем отделением ездили на поезде в Владивосток. Летом гуляли по красивому городу. Были в морском порту и осмотрели базу кораблей в Амурском заливе. Посетили остров Путятин, где я единственный раз в своей жизни видел настоящие цветущие лотосы.

    В 1971 году мне пришлось побывать в городе Находка. В порту я первый раз увидел большие иностранные корабли. В магазинах было изобилие всякой рыбы и морепродуктов. Такого в Перми в то время не было.

 

Демобилизация

 

Третий год службы пролетел очень быстро. Я был занят интересной работой и не замечал время. Тем более что была относительная свобода. Особенно последние полгода, когда Аркаша демобилизовался, а на смену ему прислали «молодого». Два месяца я был один в лаборатории в подчинении у двух офицеров. В марте 1972 г. мой начальник Скляренко С. Б. закончил учёбу в академии и был переведён  военным представителем на завод в г. Саратов. Там делали ракеты. Мы помогали ему грузить вещи в большой контейнер. На прощание бывший начальник угостил нас чаем и большим тортом.

Вскоре от него пришло письмо, в котором Станислав Борисович предложил мне после службы приехать к нему в Саратов для работы и учёбы по военной специальности. Я очень удивился, но подумав, ответил ему согласием.

Наступил день приказа МО о моей демобилизации. Я, конечно, был рад, но мне стало жалко расставаться с любимым делом. Я был очень увлечён своей последней «рацухой».

Все дембеля моего призыва готовили себе сувениры, альбомы. Некоторые шили себе новые бескозырки из старого перелицованного сукна, делали брюки с большим клёшем.  Я изготовил себе на дорогу блок питания на 12 в. и набрал радиодеталей с разрешения своего нового начальника В. Д. Гаврилкова. Он же купил мне на мои деньги позолоченные часы с календарём, японскую шерстяную рубашку и дембельский чемодан. Даже после этого у меня оставалось более ста рублей.

За три месяца до ДМБ мне присвоили звание старшего матроса, а перед отъездом домой я стал старшиной 2-ой статьи.

   9 мая 1972 г. нас сфотографировали на память с офицерами 1-ой роты.

   В 6 часов утра 19 мая 1972 года, ровно через три года когда я прибыл в Владивосток, для меня и моих сослуживцев-дембелей по радиосети передали марш «Прощание славянки». Я даже заплакал, лёжа в кровати. Пришло и моё время. Было радостно и грустно.

Я последний раз в строю сходил на завтрак и съел последнюю «тюху». До развода части старшина роты построил роту перед казармой. Командир роты приказал дембелям выйти из строя. Около десяти человек со мной, держа в руке чемодан, сделали два шага вперед. Потом командир громко скомандовал: «Дембеля, на ле-во. Домой шаго-ом марш!». Отдавая последний раз честь, мы торжественно прошагали перед ротным строем под аплодисменты товарищей по службе. При мне так провожали первый раз. В строю стояли чуть больше девяносто человек (три года назад – более двухсот). В моей лаборатории остались один «молодой» и один офицер.

Перед штабом нам вручили документы. Командир части поздравил  нас с окончанием службы и пожал всем руки. Мой начальник лаборатории, капитан-лейтенант Виктор Дорофеевич Гаврилков, на прощание обнял меня и пожелал счастья на гражданке. Он выбрал меня в «учебке» и он же проводил меня домой.

Через несколько минут, примерно тридцать дембелей, с которыми я прослужил три года, уже ехали в автобусе в г. Владивосток, где нас ждал длинный воинский эшелон.

   Всех нарядных, около тысячи уже бывших моряков ТФ, построили вдоль вагонов и велели раскрыть чемоданы для досмотра. У меня обнаружили самодельный блок питания и, подумав, что это телеграфный ключ, хотели отобрать. Но всё-таки оставили. Хорошо, что радиодетали в пакете я успел спрятать в носок. При мне у одного обнаружили в чемодане постельное бельё и вывели из строя.

Мы уже были в вагонах, когда на перроне выстроились в одну шеренгу по всему перрону много морских офицеров в парадной форме. В окно я видел даже адмиральские погоны. Когда поезд тронулся под марш «Прощание славянки» (его исполнял оркестр) офицеры стояли смирно и отдавали нам честь. На солнце блестели их «золотые» погоны, листья на козырьках  и кортики. Мы махали на прощание руками. Ни чего торжественнее я в своей жизни более не видел даже по телевизору. Так раньше уважали флотскую службу.

Через шесть дней эшелон прибыл в Новосибирск. Отсюда каждый добирался домой по своему усмотрению. Я поехал в аэропорт, получил с доплатой билет на самолёт до Перми и днём вылетел домой.

    Через шесть часов я вышел из самолёта с маленьким чемоданом на родную землю.

     Таксист от Савинского аэропорта довёз меня на «Волге» до самого дома и не взял деньги за проезд. Сказал, что сам бывший флотский. По дороге я видел, как изменился город за три года.

Трудно передать свои ощущения, когда возвращаешься домой после долгого отсутствия. 25 мая 1972 года около восьми часов вечера я переступил порог дома. Родители по очереди обняли меня. У нас текли слёзы радости.

На другой день я пришёл в военкомат на улице Ивановская для постановки на учёт. Военком (полковник Синощук И. Т.) отправил меня домой за нарушение формы одежды – я не надел бескозырку. Пришлось выполнить последний воинский приказ. После этого я снова стал гражданским человеком. Часть военной формы отдал соседскому парню. Я начал строить планы моей будущей жизни в Саратове, о чем рассказал родителям. Впереди был месячный отпуск.

Служба в армии приучила меня к дисциплине и самостоятельности, не всё приходилось делать по команде. Я понял, что люди делятся на начальников и подчинённых, на всякую мразь и очень порядочных людей. Здесь я получил новые знания и окреп физически. Это очень хорошая жизненная школа для любого человека.

    Уже под старость (а ранее тем более) я иногда во сне вижу себя в армии. Я запомнил лица и голоса многих сослуживцев. Хорошо, что остались фотографии.

 Армейские  привычки сохранялись у меня много лет. После службы я сам сшил себе новые брюки по флотскому образцу, а потом и рубашку. Чем очень удивил маму и женщин на работе. Даже сделал кресло, подобное ротным креслам в красном уголке.

 

Я не уехал в Саратов по настоянию родителей и всю жизнь до выхода на пенсию работал прорабом на стройках, как и отец.

Прилагаю сохранившиеся фотографии сослуживцев по 1-ой роте.

Будет очень хорошо, если кто-то из моих сослуживцев или служивших  до и после меня дополнят или поправят мой рассказ. Ведь прошло уже сорок лет!

 

                                                                                                                      Январь 2012 г.